История театра

Из архивной справки Центрального государственного архива Московской области:

«В документах Московского отдела народного образования в распоряжении по художественному подотделу № 69 от 26 мая 1924 года «… поручается художественному подотделу выработать точный устав театра общественно-злободневной сатиры… для осуществления театром современной политической сатиры. Во главе театра стоят: директор тов. Г.К.Холмский, главный режиссер тов. Д.Г.Гутман, заведующий художественной частью тов. В.Я.Типот, заведующий музыкальной частью тов. Ю.А.Юргенсон…»

1 октября 1924 г. в подвальном этаже дома № 10 в Б. Гнездниковском переулке, называемым «Первым Домом Нирнзее»,  где раньше располагались кабаре «Летучая мышь», потом «Кривой Джимми», теперь учебный театр ГИТИСа, начал свою жизнь Московский театр сатиры. В создании первого спектакля – обозрения  «Москва с точки зрения» - принимали участие молодые писатели В. Ардов, Н. Адуев, Вл. Масс, Б. Волин, В. Типот, Н. Эрдман, Л. Никулин, А. Арго.  

Давид Гутман, Виктор Ардов, Виктор Типот, Лев Никулин. Московский театр сатиры, сезон 1924/25 г.
Давид Гутман

Он имел опыт и как руководитель театра, и как режиссер, владеющий сценическими трюками. Но главное, что он умел, - расшевелить фантазию любого из молодых авторов увлекательными и веселыми предложениями, умел подхватить и обогатить выдумки собеседников, придумать для каждой сценки миниатюрный сюжет, найти драматургическую форму.

Спектакль «Москва с точки зрения» надолго определил будущее театра. По мнению администраторов того времени, успех определялся количеством барышников, продававших у входа билеты. Москва признала Театр сатиры своим, в Большом Гнездниковском барышники толпились постоянно.

Легендарный Дом Нирнзее

Спектакль «Москва с точки зрения» надолго определил будущее театра. По мнению администраторов того времени, успех считался количеством барышников, продававших у входа билеты. Москва признала Театр сатиры своим, в Большом Гнездниковском барышники толпились постоянно. 

Обозрений в Москве никто не ставил, шаблонов для их создания не было, но Гутман и работающие с ним авторы «нанизывали» на драматургический стержень, сохраняющий основную идею, остроты на злобу дня. Цепочка эпизодов прерывалась танцами, интермедиями, куплетами, легко укладывавшимися в драматургическую канву. Оформление было рассчитано на молниеносные перемены. Обозрения стали ведущим жанром репертуара Сатиры, а небольшие пьески и пародии оставались теми же обозрениями, поставленными в полуконструктивистском, полутрадиционном стиле, который господствовал в  20-е годы. Быстро создававшиеся спектакли были о том, что происходит сейчас. И пусть они не поднимали больших политических вопросов, даже в миниатюрном масштабе они были злободневны и привлекательны своей новизной.  «Наш театр особого назначения, - говорил Гутман, - его задача – сигнализировать о встречающихся недостатках, пороках. Мы театр маленький, быстрый, веселый, подвижный. У нас нет времени лечить, мы только обнаруживаем симптомы болезни. Пусть их лечат большие, серьезные театры».

«Захолустье», «Спокойно, снимаю», «Европа что надо», «Чужая голова», «Текущие дела», «Склока», «Таракановщина», «Всесвалка», «Мелкие козыри», «Не хулиган ли вы, гражданин?», «Мишка,  верти»,  «Сорок палок», «Насчет любви» - эти и еще десятки других обозрений значились на афише Театра сатиры вплоть до конца 20-х годов.

Признанию театра способствовало постановочное мастерство Гутмана, отличавшееся внешней легкостью, шутливыми, краткими и меткими характеристиками образов. Однако, по всеобщему мнению, главная причина успеха театра была в его труппе. Одаренность и талант сатировского ансамбля отмечали все.

В разные годы в Театре сатиры работали более 500 актеров.  В 1924 году в труппе было 27 человек -   Георгий Амурский, Яков Волков, Олимпиада Воронович,  Софья Близниковская, Филипп Гирявый, Павел Голубецкий, Евгений Данилова, Ольга Дехтерева, Рина Зеленая, Иван Зенин, Михаил Зенин, Дмитрий Кара-Дмитриев, Николай Китаев, Рафаил Корф, Федор Курихин, Алексей Лабунцов, Александр Любов, Августа Миклашевская, Ева Милютина, Павел Мухаринский,  Елена Неверова, Леонид Оболенский, Яков Рудин, Евдокия Соловьева, Игорь Стравинский, Клавдия Судейкина, Мария Яроцкая. С 1926 г. в труппе - Павел Поль.
Артисты и сотрудники Театра сатиры. Москва, июль 1925 года, сад «Аквариум»
Алексей Алексеев

При всем разнообразии и масштабе дарований у актеров нового театра была одна общая черта – все они обладали ярко выраженным комическим дарованием, большинство из них начинали в театре миниатюр, и каждый владел мастерством создания ярких сценических образов. В 20-е годы еще не было понятия «постоянная работа», актер поступал в труппу на сезон, и только в конце выяснялось, продолжится ли его пребывание в театре в следующем году. Труппа постоянно «тасовалась», кто-то уходил в другие, как им казалось, более респектабельные театры, кого-то увлекала система Станиславского, неприменимая для обозренческого репертуара Сатиры.  

Постепенно в театр стали приходить новые зрители, и то, что веселило завсегдатаев, им было неинтересно.  Жанр обозрений начал изживать себя, театру нужны были современные сатирические комедии.  «114-я статья» и «Склока», написанные Виктором Ардовым и Львом Никулиным, а немного позже – поставленный к юбилею Октябрьской революции - «Дом на перекрестке» имели колоссальный успех. Стремление к новому репертуару диктовало потребность в более серьезной  режиссуре. В театре стали ставить   ученики К.С. Станиславского, режиссеры и актеры, совмещавшие работу в Сатире с работой во МХАТе. 

Эммануил Краснянский

В сезон 1926/27 г. театр сделал попытку открыть филиал. Это было продиктовано необходимостью увеличить доход, так денег постоянно не хватало. Такой филиал был открыт на Спартаковской улице, около Разгуляя в помещении крошечного театрика, ранее называемого «Скворечник». Из-за непродуманной организации филиал через несколько месяцев и закрылся. Новый филиал театр открыл на Садово-Триумфальной площади как экспериментальную площадку советской сатирической комедии. Труппа, как и общее руководство, остались едиными. Режиссером основой сцены вместо уехавшего в Ленинград Гутмана был приглашен Алексей Григорьевич Алексеев, актер, конферансье, драматург, режиссер. В филиале спектакли ставил Эммануил Краснянский.  

В 30-годы театр расстался с подвальчиком в Б. Гнездниковском и переехал на Садово-Триумфальную. Уход Гутмана повлек за собой административные перемены — художественное руководство осуществлялось дирекцией и художественным советом. Театр искал руководителя, который бы мог установить единую идейно-художественную линию, единство стилистики, единство творческого метода. Как вспоминал Э. Краснянский, в поисках такого руководителя театр бросался из стороны в сторону. «Привлекали известного театрального деятеля и педагога Андрея Петровского; режиссера синельниковского склада, превосходного актера Николая Радина, носителя актерских традиций русского реалистического театра; Василия Федорова, Макса Терешковича, режиссеров мейерхольдовской школы».  В 1933 г. главным режиссером театра стал  Николай Михайлович Горчаков, ученик К.С. Станиславского и Е.Б. Вахтангова, с перерывом во время войны он руководил театром до 1948 г.

Постепенно на смену обозрениям пришли комедии и водевили. Однако признаки эклектичности присутствовали и в репертуаре, и в актерской манере, и даже в оформлении спектаклей. Горчаков любил яркие формы, ему была близка традиция водевиля и легкой, умной комедии, его привлекала драматургия, в которой преобладали ирония, афористичность, парадоксальные ситуации. При Горчакове укрепились творческие связи театра  с Валентином Катаевым и Василием Шкваркиным, пьесы которых уже шли в Сатире; режиссер привлек целую плеяду новых авторов – Николая Погодина, Алексея Толстого, Михаила Левидова, Константина Финна, братьев Тур и многих других. Репертуар пополнился произведениями русской и зарубежной классики – Чехова, Салтыкова-Щедрина, Мольера, Горького, Лескова, Шоу.
Сцена из спектакля "Таланты" К.Финна
Валентина Токарская

С самого начала войны театр стал «мобилизованным и призывным».  23 июня 1941 г. Пленум ЦК профсоюзов работников принял обращение «Ко всем творческим работникам», задача театрального искусства во время войны  заключалась в обслуживании частей Армии и Военно-морского флота. Фронтовые бригады создавались во всех театрах Москвы, в  первые месяцы войны часть актеров Сатиры, среди которых – Валентина Токарская, Рафаил Хододов, Рафаил Корф, Яков Рудин поехали с бригадой московских актеров №13 в 16-ю армию Рокоссовского. Выступали в лесу на импровизированных сценах. Когда бригада попала в окружение, Корф и Рудин погибли. Токарская и Холодов попали в окружение, долго скитались по лесам, но были вынуждены регистрироваться на оккупированной территории, чтобы создать новую концертную бригаду. Отступающие немцы увезли актеров с собой в Германию, где они выступали перед русскими военнопленными.

Афиша Театра сатиры. Магнитогорск, 1942 г.

Театр сатиры, как почти все столичные театры, оказался в эвакуации.   Творческая жизнь осложнялась тем, что Горчаков остался в Москве и возглавил вновь созданный театр драмы. По совету Комитета по делам искусств временное исполнение художественного руководителя было возложено на Владимира Яковлевича Хенкина, который был настолько популярен, что публика называла Сатиру «театром Хенкина». В Иркутске, куда театр направили в конце октября 1941 г. была сыграны спектакль-концерт «Каленым штыком» и «Дым отечества» по пьесе братьев Тур. Спектакль, как и сама пьеса, не отличались художественным совершенством, но был, как оценила его пресса, «нужным, актуальным и своевременным». Из Иркутска особым распоряжением «для обслуживания населения Дальнего Востока и личного состава Тихоокеанского флота» театр перевели во Владивосток, а потом в Магнитогорск и Хабаровск, где труппа пополнилась актерами Московского замоскворецкого театра. Во Владивостоке руководителем театра стал Илья Юльевич Шлепянов, который возглавлял театр до возвращения в Москву в сентябре 1944 г.  

Павел Поль в спектакле «Нечистая сила» А.Толстого

В Москве театр вновь возглавил Горчаков. Первыми спектаклями стала «Нечистая сила» Алексея Толстого, написанная еще до революции. Авторитет автора был гарантом успеха у публики и зрителя, в чем, безусловно, очень нуждался театр.  Следующий  спектакль – «Чрезвычайный закон» по пьесе бр. Тур и Льва Шейнина - подвергся осуждению в постановлении ЦК КПСС по вопросу  «О репертуаре драматических театров». Комедия Корнейчука «Миссия мистера Перкинса», пьеса «Пенелопа» С. Моэма имели колоссальный зрительский успех.

В 40-е  в Театр сатиры по-прежнему  ходили «на актеров» - Курихина, Поля, Милютину, Кара-Дмитриева, Хенкина. Они были королями комедии. Г.П. Менглет, вспоминая Владимира Яковлевича Хенкина, писал о нем: «Он играл каждой частью своего тела, играл рассчитано, с экспрессией, с виртуозностью жонглера».
В конце 40-х в труппе театра – Георгий Менглет, Борис Тенин, Татьяна Пельтцер, Вера Васильева, Анатолий Папанов, среди режиссеров – Андрей Лобанов, Андрей  Гончаров, Сергей Герасимов, Эраст Гарин,  Борис Равенских, чья постановка комедии Н. Дьяконова «Свадьба с приданым» с В. Васильевой, В. Дорониным и Т. Пельтцер пользовалась невероятной популярностью.

Н.М. Горчакова на посту художественного руководителя сменил П. П. Васильев, Васильева - Н.В. Петров, который руководил театром с 1948 по 1953 г. Постановка сатирической комедии Е. Петрова «Остров мира», водевиля В. Дыховичного и М. Слободского «Факир на час», комедии А. Галича и К. Исаева «Вас вызывает Таймыр», водевиля А.Бонди (по Ленскому) «Лев Гурыч Синичкин», обозрения Вл. Дыховичного и М. Слободского «Где эта улица, где этот дом», сценические воплощения «Золотого теленка» и «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова, по свидетельству критики того времени, показали «рост советской комедиографии и сатирического театра».

Николай Петров
и Валентин Плучек

В 1950 г. спектаклем «Не ваше дело» по пьесе В. Полякова  дебютировал В.Н. Плучек. Потом были «Потерянное письмо» И. Караджале, «Страсти минувшего» по М.И. Салтыкову-Щедрину, Н.В. Гоголю, М.С. Тургеневу, «Жорж де Валера» Ж.-П. Сартра.

В начале 1953 года Сергей Юткевич, известный режиссер и театральный художник, предложил театру осуществить постановку «Бани» Маяковского. Над спектаклем вместе с Юткевичем работали Петров и  Плучек. Как позже писал Ю. Смирнов-Несвицкий,  спектакль имел  оглушительный успех. «В частности, в финале пьесы есть фраза Победоносикова: «Что вы этим хотите сказать – что я и вроде и не нужен для коммунизма?!?» А до этого реплика «… пускай попробуют, поплавают без вождя и без ветрил». Слово «вождь» никогда в сатирической комедии не употреблялось. А здесь «без руля и без ветрил!». Дело не в бюрократе Победоносикове, а в очень большом замахе на всю систему».
Валентин Плучек

Эта же команда, где Юткевич выступил художником, а Петров и Плучек – режиссерами, работала и над «Клопом». На фестивале в Париже в 1963 г. «Клоп» получил высокую оценку жюри фестиваля, а Владимир Лепко, сыгравший Присыпкина, стал лауреатом Первой премии за лучшую мужскую роль. В 1990 г. одном из интервью В.Н. Плучек сам задался вопросом – в чем была причина успеха пьес. И сам же ответил: «В гениальности Маяковского. В том пророческом даре который помог ему так далеко заглянуть. Ведь задумывая сатиру о мещанстве, он избирает ее героем – рабочего, большевика, свершившего революцию и гражданскую войну. … Маяковский далеко увидел перерождение рабочего в мещанина. И перерождение революции в мещанскую стихию. Первым увидел. Это гениальное прозрение». 

1 сентября 1957 г. Валентин Николаевич Плучек возглавил Театр сатиры.  

Первый спектакль, поставленный Плучеком в должности главного режиссера - «А был ли Иван Иванович?» Назыма Хикмета. «Поздней весной и летом 1957 г., - пишет в своей книге о Мастере Г.Н. Полтавская, - Сатира, которая все еще базировалась в относительно небольшом помещении Театра на М. Бронной, испытывала настоящее нашествие. Художественная интеллигенция, многие деятели литературы и театра, интеллектуалы, студенческая молодежь, просвещенная театральная публика, желая попасть на только что поставленный спектакль, атаковала все входы. Ажиотаж был столь велик, что подступы к театру охраняла конная милиция». Двумя годами позже Плучек поставил «Дамоклов меч». Успех был ошеломляющим, оба спектакля взбудоражили Москву. Вспоминая об этом, Плучек писал: «На Бронной стоит кордон конной милиции, это был единственно возможный способ поддержки порядка “на подступах” к театру. Был успех. Как говорят в таких случаях, зрители на люстрах висели. Во время спектакля случалось, что зал аплодировал по пять минут подряд и действие прерывалось...». Но после пяти премьерных показов спектакль по указанию министра культуры СССР Е.А. Фурцевой был запрещен.

Вообще конная милиция не раз «охраняла» вход в театр. Так было и в 1966 г. на премьере спектакля «Теркин на том свете», поставленного по поэме Твардовского. Театр сатиры вообще считался рекордсменом по запрещенным спектаклям. Впервые это произошло в 1936 г. после первого просмотра комедия М. Булгакова «Иван Васильевич». Запрещали спектакли самого Плучека, «Доходное место» Марка Захарова, «Недоросль», поставленный А.А. Ширвиндтом. Это вызывало ажиотаж вокруг театра, и в середине 70-х Сатира стала самым труднодоступным в Москве.
В 1963 г. Театр сатиры покинул здание на М. Бронной и временно разместился в помещение, где сегодня  находится театр «Ромэн». Но Сатире, популярность которой росла с каждым днем, нужен был большой зрительный зал,  и в 1964 г. театр снова вернулся на площадь Маяковского - в помещение, которое в 1911 г. было построено для конного цирка братьев Никитиных.  Потом, когда цирк закрыли, сюда въехал Московский мюзик-холл, потом Театр оперетты. В начале 60-х здание отреставрировали, единственное «наследство» цирка – купол – сохранился до нынешнего дня.
Здание Театра сатиры на площади Маяковского
В 1964 г. во время празднования сорокалетнего юбилея Театр сатиры назвали «собирателем, хранителем и пропагандистом советской комедиографии». К этому времени в театре было поставлено 112 советских комедий - три пьесы Маяковского, пять - В. Катаева, четыре - В. Шкваркина, три - Назыма Хикмета, пьесы Н. Погодина, С. Михалкова, А. Арбузова. Позже – В. Розова, М. Рощина, А. Гельмана, В. Белова, Г. Горина, А. Арканова,  М. Булгакова, Н. Эрдмана, В. Войновича, Ю. Полякова, В. Шендеровича.  Почти вся советская комедиография в разные годы проходила «испытание на зрителе» именно здесь.
Директор Театра сатиры М.Никонов, В.Лепко, Н.Хикмет, В.Плучек
Плучек работал в Сатире более пятидесяти лет, более сорока его возглавлял. У этого режиссера была «страсть создавать театры». Ученик великого В.Э Мейерхольда, до войны Плучек вместе с Алексеем Арбузовым возглавлял студию, создал театр рабочей молодежи электриков, в войну – театр Северного флота, после войны – передвижной театр. По свидетельству  очевидцев, Театр сатиры никогда не числился в законодателях театральной моды, но здесь никогда не было склок и расколов. В.Н. Плучек кропотливо работал, выстраивал репертуар и не пытался превратить свой театр в храм, общественную трибуну, университет или баррикаду. Его спектакли были зрелищами, яркими,  ориентированными на крепкий, интеллигентный профессионализм. Он, по признанию многих, умел сочетать балаган и скоморошество с глубоким психологизмом, был, «театрален и поэтичен». При Плучеке Театр сатиры стал «народным», не определяющим театральную моду, но попасть на спектакли было невозможно.
Перед спектаклем. Около Театра сатиры
Плучек собрал превосходную труппу - Татьяна Пельтцер, Вера Васильева, Ольга Аросева, Зоя Зелинская, Нина Архипова, Валентина Токарская, Георгий Менглет, Анатолий Папанов, Андрей Миронов, Спартак Мишулин, Татьяна Васильева, Роман Ткачук, Михаил Державин, Александр Ширвиндт, Борис Рунге, Владимир Радченко, Валентина Шарыкина, Нина Корниенко, Наталья Защипина, а позже – Алена Яковлева, Юрий Васильев, Марина Ильина, Михаил Зонненштраль, Светлана Рябова, Зинаида Матросова, Наталья Карпунина и многие, многие другие.
В конце 60-х начался небывалый взлет театра. В 1969 г. Плучек поставил «Женитьбу Фигаро» П.Бомарше, спектакль, на многие годы ставший визитной карточной театра. «Нужен герой активный, который на интригу отвечает действием, на издевательство – умом и хитростью, как Фигаро…», - считал режиссер. Действительно, Фигаро Андрея Миронова был свободолюбив, не терпел насилия, унижения, превосходства сильных и богатых. Спектакль, по воспоминаниям критиков, был задуман как гимн человеку. Это был манифест против серости и уныния.
В 1972 г. состоялась премьера «Ревизора». По версии режиссера, одним из главных действующих лиц был страх; а причина этого страха  в обществе, модель которого и дана в пьесе, где человек человеку – волк. В 1976 году в афише театра появилась комедия А.С. Грибоедова «Горе от ума». Говоря о Чацком - Миронове,  критик К. Рудницкий отмечал, что Миронов был живым предвестьем гласности, он играл Чацкого-диссидента, инакомыслящего, одинокого, скорбного, пылкого.
«Трехгрошовая опера», появившаяся на сцене Театра сатиры в 1980 году, стала «монументальной ораторией» на вечную тему грязного богатства с произволом денег и властью над всеми ценностями и идеалами».
Сцена из спектакля «Трехгрошевая опера» Б. Брехта
А в 1982 г. Плучек поставил «Самоубийцу» Н. Эрдмана. Пьеса, написанная в 1928 г., при жизни автора не была ни напечатана, ни поставлена. Впрочем, спектакль запретили, и в 1986 г. режиссёр восстановил «Самоубийцу» с другим составом.
Сцена из спектакля «Самоубийца» Н. Эрдмана
В 80-е годы  в афише театра – «Чудак» Н. Хикмета, «Гнездо глухаря» В. Розова, «Вишневый сад», «Родненькие мои», «По 206-й»  в постановке В.Плучека,  «Бешеные деньги» в постановке А. Миронова, «Концерт для театра с оркестром» в постановке А. Ширвиндта. А еще «Восемнадцатый верблюд»  - режиссерский дебют Е. Каменьковича, «Ворон»  Гоцци в постановке А. Левинского.
Сцена из спектакля «Бешеные деньги» А.Н. Островского
Приказ
Министерства культуры СССР
о присвоении Театру сатиры звания «Академический»

В 1985 г. «За большие заслуги в развитии советского искусства театру было присвоено звание «Академический».

В 1987 г. ушли из жизни Анатолий Папанов и Андрей Миронов. Тринадцать спектаклей из репертуара пришлось убрать. Незаменимые есть.

Но публика продолжала любить театр, любить актеров, спектакли Театра сатиры. «Мы никогда не обманывали наших зрителей», - говорит директор театра Мамед Агаев. – Если в афише написано, что играют Ширвиндт и Аросева, значит, играют именно они». А еще в самые сложные перестроечные годы, когда людям было не до театра, здесь просто снизили цены на билеты, тем самым «сохранили» зрителей.

Жизнь театра осложнилась, но в 1994 г. Плучек поставил спектакль, который стал завещанием молодому поколению – «Укрощение строптивой». Режиссер не стал осовременивать действие и придумывать сложных идеологических концепций. Главная тема «Укрощения строптивой» - любовь и борьба друг с другом двух сильных личностей: мужчины и женщины. Оба главных героя - Петруччо, и Катарина - были заряжены такой энергией и жизнеутверждающей силой, что, временами казалось, будто они (как писал Плучек в программке спектакля) «просто с цепи сорвались».
В 2000 году эпоха Плучека закончилась.
Валентин Плучек
В канун нового тысячелетия, 15 декабря 2000 г.  художественным руководителем театра стал народный артист России Александр Анатольевич Ширвиндт.
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}