Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


БЕЗ ВОДЫ:

Федор Добронравов сыграл трагикомедию


 10 декабря 2016


«..… И МОРЕ», поставленный Александром Назаровым по прозе Эрнеста Хемингуэя, – это моноспектакль Федора Добронравова, сыгранный на «Чердаке» Театра сатиры.

Честно говоря, я не очень люблю моноспектакли, потому что это, как правило, ни разу не театральное действо. Как правило, это художественное чтение, когда артист стоит (реже ходит) по сцене и что-то там рассказывает. Декорации или нет вовсе или она весьма условна: как правило, это сваленные или расставленные мебель и бутафория из подбора.

Александр Назаров поставил спектакль. Понимаете? Не монолог героя, а спектакль, то есть некое действо. Для меня загадка как на небольшой «чердачной» сцене Театра сатиры удалось создать полноценную, к тому же – блестящую театральную декорацию, которая меняется, живет, участвует в действии. Художественное решение – Илария Никоненко, Лада Шведова. Это, действительно, не просто декорации, а, на самом деле, решение и воистину художественное.

Можно сказать, что Федор Добронравов играет здесь несколько ролей: вот он – знаменитый американский бейсболист, вот он – сам Хемингуэй, а вот он – старик из знаменитой повести, за которую писатель был удостоен Нобелевской премии… Да так уже и пишут некоторые критики. Но по мне – это не совсем правда.

Мне показалось, что Добронравов не играет несколько разных людей… Точнее он играет несколько разных людей, но живущих в одном человеке. И это превращает монолог – в спектакль. Борьба разных личностей, разных отношений к жизни и к себе самому, которую, на самом деле, ведет любой из нас. Любой из нас разговаривает с самим собой, как с другим, злится на самого себя, пытается разобраться в себе, глядя как бы со стороны…

И вдруг театр все это показывает. И как! Ведомый твердой рукой режиссера, Добронравов, на самом деле, играет внутреннюю борьбу человека за понимание себя и мира. И тогда – для меня – борьба с невероятной рыбой из бытовой рыбацкой истории превращается в попытку вытащить истину, осознать ее… Зачем?

Не за чем. А просто потому, что человеку без этого невозможно. Эта истина – скелет рыбы – потом тебя и погребет, но не тащить ее – значит, не быть человеком.

Лет десять назад Федор Добронравов играл в фильме «Марево» по моему сценарию. Фильм был одновременно по Гоголю и про Гоголя. Снимал картину Константин Худяков, а играли в нем – внимание! – Фрейндлих, Басилашвили, Стоянов, Бабенко, Беляев… Добронравов играл Ивана Ивановича, который поссорился с Иваном Никифоровичем.

Еще на съемках, глядя на то, как он работает, я понял, что, во-первых, это артист какой-то невероятной, как говорят, «собачьей» органики. А во-вторых, в нем есть удивительный трагикомический дар. Он играет так смешно, что хочется плакать.

Те, кто видел фильм, не дадут соврать: Добронравов не пропал в такой звездной компании. Иван Иванович получился живым, непростым, и очень интересным человеком – воистину гоголевским персонажем.

Назаров, мне кажется, почувствовал этот трагикомический дар актера – дар, который есть у всех, без исключения, комиков, ныне считающихся великими.

«Старик и море» – это мое самое любимое произведение Хемингуэя. Вообще, по-моему, в мировой литературе мало столь пронзительных книг про одиночество, про человека, который сам создает свой мир, сам обустраивает его и сам в нем живет. В общем, история не веселая.

Но Добронравов вносит в нее иронию. Как поразительный артист, он, понятно, по-разному играет разных людей, живущих в одной личности.

Старика, безусловно, главного героя спектакля – чуть-чуть отстраненно, чуть-чуть иронично оценивая его. Потому смотреть все это не скучно, а даже, скорей, страшно.

«..… И МОРЕ» получился спектаклем исповедальным. Размышляя про всех нас, Добронравов, разумеется, рассказывает и о себе, о своих попытках вытащить эту рыбу-истину во чтобы то ни стало. Попросту говоря, создать спектакль, в котором не будет ничего, кроме человека и его борьбы с самим собой за самого себя.

Такой спектакль, это, безусловно, актерский подвиг. Находясь на сцене в одиночестве, держать зал в постоянном напряжении, вызывать бесконечные и очень живые эмоции зрителя… Как говорил герой любимого фильма: не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть.

Не забыть бы сказать спасибо худруку театра Александру Анатольевич Ширвиндту, который не побоялся рискнуть отдать сцену своего театра одному актеру… Не побоялся и выиграл.

А вместе с ним выиграли и все мы, зрители, получившие очень глубокое и мудрое театральное действо, созданное одним, но выдающимся актером под руководством поразительного режиссера.

Спасибо за праздник познания себя. Ведь, собственно, за ним мы и ходим в театр.

Андрей Максимов
«Театрал»



 



Наши новости в соцсетях