Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Валентина Шарыкина: «На рынке Спартаку Мишулину все, на что бы он ни посмотрел, продавцы отдавали в подарок»

«Факты» (Москва), Ольга Сметанская

26 октября 2012


Накануне 50-летия творческого юбилея легендарная пани Зося из «Кабачка 13 стульев» рассказала «ФАКТАМ» о том, что оставалось за кадром популярной передачи.

Миллионам телезрителей актриса московского Театра сатиры Валентина Шарыкина запомнилась прежде всего ролью пани Зоси в популярной в советское время передаче «Кабачок 13 стульев», которую сегодня называют самым долгоиграющим сериалом в СССР. На протяжении пятнадцати лет вышло 133 выпуска программы. Говорят, «Кабачок 13 стульев» обожал смотреть Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Еще бы! В нем играли Спартак Мишулин, Михаил Державин, Георгий Вицин, Андрей Миронов, Ольга Аросева, Александр Белявский и многие другие всенародно любимые артисты.

О том, что оставалось за кадром популярной передачи, Валентина Шарыкина рассказала «ФАКТАМ» накануне своего 50-летнего творческого юбилея. Ровно полстолетия назад, закончив Щукинское училище, Валентина Дмитриевна пришла в московский Театр сатиры, где играет по сегодняшний день.

«В Алма-Ате мне подарили колечко с бриллиантом. А из Харькова прислали ковер»


— Валентина Дмитриевна, как собираетесь праздновать славную дату?

— Скажу честно, отмечать юбилеи не люблю. Для меня это пытка. Не люблю громких слов, чествований. Думаю, артисту лучше всего такие даты отмечать на сцене.

— Но праздник — это ведь и подарки друзей, поклонников таланта...

— Знаете, сейчас лучший подарок для меня — работа. Например, интересная роль в театре или кино. А подарки? Вот я вам историю расскажу. Летом мне позвонили из фирмы по доставке подарков и говорят: «Один клиент попросил вам передать корзину фруктов. Куда и когда можно ее подвезти?». Договорились, что буду ждать курьера дома в воскресенье в два часа дня. Номер квартиры не давала, думала, встречу у дома, когда выйду гулять с собачками. И вдруг в половине второго дня — звонок в дверь. На пороге стоит курьер и говорит, что номер квартиры они узнали по интернету.

Конечно, мне это показалось немного странным, тем более что весной я уже впустила в дом незнакомца, интересовавшегося, получаю ли я субсидии. Он был хорошо одет. В руках — папка. Прошел на кухню, разложил бумаги и говорит:

«А кто еще дома есть? Пригласите всех сюда, чтобы я сразу все объяснил». Я позвала мужа, который находился в соседней комнате, тут же затявкали наши собаки, и не успела я оглянуться, как молодой человек исчез... со скоростью звука.

И в этот раз я испугалась. А корзина действительно была роскошная. Чего в ней только не было! Огромный ананас, персики, груши, красная икра, даже консервы для моих собачек. Но мы с мужем ничего так и не попробовали — по совету друзей все вынесли на помойку. Побоялись, что гостинцы могут быть отравлены.

Сейчас ведь мошенники охотятся за квартирами пенсионеров. Может, кто-то подумал, что живу я одна. Насторожило также, что отправитель ни адреса своего не указал, ни телефона.

Правда, совсем недавно после спектакля ко мне подошла девушка с большим букетом цветов и с плюшевым мишкой, которым я сейчас любуюсь. Оказалось, что корзину с фруктами летом мне прислала именно она. Конечно, теперь понимаю, что поклонница не хотела мне ничего плохого.

— А когда «Кабачок 13 стульев» гремел на всю страну, вы подарки от почитателей таланта получали?

— Да, однажды в Алма-Ате мне подарили колечко с маленьким бриллиантом, но такое красивое! А из Харькова прислали ковер. Он у меня и сейчас в квартире. А как нас принимали везде! Никогда не забуду и то, как в Алма-Ате под яблонями для нас, артистов, накрыли столы. Это было как в сказке. Угощали очень вкусной рыбой свежего улова.

А в Чите на рынке «пану Директору» Спартаку Мишулину все, на что бы он ни посмотрел, продавцы отдавали в подарок. Омуль копченый, еще какие-то деликатесы... Он унести все это не мог! А «пану Гималайскому» Рудику Рудину однажды прислали бандероль. В ней... картофелина. Абсолютный профиль пана Гималайского! Такая вот уродилась на Украине.

«Георгий Вицин на съемки всегда приезжал с пакетиком молока»


— Наверное, у каждого телезрителя в «Кабачке» был любимый образ. Мне, к примеру, очень импонировал пан Цыпа, которого играл Георгий Вицин.

— Очень добрый человек был, никогда никому дурного слова не сказал. Все пошучивал, улыбался, прикрывался газеткой и пил молочко.

— Ходили слухи, что он был любитель напитков покрепче. Может, потому что не раз алкоголиков играл?

— Георгий Михайлович не пил. Насколько знаю, увлекался йогой. А на съемки всегда приезжал с пакетиком молока!

— В роли пана Ведущего блистали Михаил Державин, Александр Белявский, Андрей Миронов...

— С Андреем мы однокурсники. До второго курса он даже был старостой нашей группы. А потом начал много сниматься, поэтому заниматься общественной деятельностью уже не мог. Он был очень общительным, легким, добрым. К слову, с «его легкой руки» я и попала в Театр сатиры. Когда однажды Миронову срочно понадобилась для спектакля партнерша, он вспомнил обо мне. Еще на втором курсе мы играли вместе в «Загадочной натуре» по Чехову.

И вот я пришла в театр, где работали Вера Васильева, Георгий Менглет, Нина Архипова, Зоя Зелинская... Кстати, там был тогда и Саша Белявский. Роли завсегдатаев кабачка, к слову, исполняли многие артисты нашего театра.

— Интересно, как складывались отношения актеров за кадром? Возникали влюбленности, романы?

— Нет, после съемок все бежали домой. Очень уставали: утром — репетиция, вечером — спектакль, а «Кабачок» иногда снимали даже ночью. Уставали, конечно, очень. Поэтому иной раз случались казусы. Например, Борис Рунге в спектакле «Клоп» играл директора зоосада, а в «Кабачке» — пана Профессора. И вот в «Клопе» я должна была кричать: «Товарищ директор, товарищ директор!» Но вдруг во время съемки «Кабачка» произношу: «Товарищ профессор, товарищ профессор!» Потом, конечно, спохватилась... Такая вот оговорка вышла.

— «Паны и пани» общаются до сих пор?

— Несколько лет назад мы встречались в посольстве Польши. На встрече были Саша Белявский, Зяма Высоковский («пан Зюзя». — Авт.)... К сожалению, многих артистов уже нет.

— Не могу не спросить о трагической гибели «пана Владека» Романа Ткачука.

— Да, это была большая трагедия. Он очень любил свою жену. А когда она заболела, тяжело переживал. Подробностей Ромочка никогда не рассказывал, не жаловался. Но как-то в театре, когда играли «Самоубийцу», сказал, что боится оставлять жену дома одну, чтобы она не забыла закрыть газ. Когда Майя умерла, Рома не смог этого пережить. Его не стало в тот же день. Роману было чуть больше шестидесяти.

«Андрей Миронов читал монолог. И вдруг голос у него пропал, он замигал и прижался к беседке»



— Валентина Дмитриевна, а как вам живется сегодня?

— В театре играю в двух спектаклях. Иногда снимаюсь в небольших эпизодах в сериалах. Но хороших новых ролей, к сожалению, немного.

— Слышала, что несколько лет назад, играя умирающую героиню, вы вдруг себя очень плохо почувствовали.

— Да, я снималась в сериале «Врачебная тайна», играла маму милиционерши. Моя героиня лежала в больнице. Ей делали операцию — шунтирование. По сценарию она должна была умереть. И что интересно, съемка пришлась на 17 июля — именно в этот день годом раньше от подобной же операции умер Спартак Мишулин. Я так испугалась! Залезла в зеленый мешок и вдруг говорю: «Выньте меня оттуда, иначе помру». И тогда в него поместили дублера. Может, кто-то назовет это суеверием, но, к примеру, герой Анатолия Папанова в последнем его фильме несколько раз умирал от сердца — и сам Анатолий Дмитриевич, как известно, умер от этого же.

— Возможно, подобное случается, когда артист слишком проникается ролью?

— Такое случалось не раз. Например, великий Жерар Филипп потрясающе сыграл художника Модильяни, который умер от рака. А вскоре и сам «сгорел» от этой болезни. Хороший артист в каком-то смысле «притягивает» к себе подобные вещи. И это очень опасно.

У нас в театре, к примеру, в спектакле «Самоубийца» Роман Ткачук играл самоубийцу, садился на сцене в гроб. И вдруг... умирает. Его роль дали молодому артисту Мише Зонненштралю. Три сезона он играл ее великолепно. И неожиданно тоже погиб. После этого спектакль не стали восстанавливать.

— Валентина Дмитриевна, вы ведь играли на гастролях в Риге в том роковом спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро» с Андреем Мироновым, который стал для него последним.

— Да, я играла графиню. Все произошло на моих глазах. Я находилась за кулисами и ждала своего выхода на последние куплеты. А Андрей читал на сцене монолог любви к Сюзанне. И вдруг голос у него пропал, он замигал и прижался к беседке. Рот открывает, а... звука нет. Что случилось, было непонятно. Александр Анатольевич Ширвиндт тоже, как и я, ждал выхода на сцену, только в другой кулисе. Он выскочил на сцену, подхватил Андрея. Сдвинули два стола, положили его. И Андрюша беззвучно продолжал читать монолог... Его окружили актрисы — девушки-крестьянки в красных нарядах с кринолинами. А он лежал в черном. И все это со стороны напоминало огромный красный мак. Андрей всегда ценил красоту. И даже умирал, окруженный ею.

— Нельзя слушать без слез...

— Вспоминать тяжело. Мы знали, что в тот день у Андрея очень болела голова.

— Валентина Дмитриевна, как давно вы были в Киеве? С Украиной ведь связаны несколько лет вашего детства.

— Действительно, в Киеве я пошла в первый класс. Школа находилась недалеко от Лавры. А потом несколько лет училась в сельской школе под Киевом. Счастливое время было! А как давно была в Киеве? Приезжала в столицу Украины лет пять назад. Когда еще была жива Людмила Марковна Гурченко, в киевском Театре оперетты мы играли спектакль «Похищение Собинянова». В Киеве, кстати, живут мой родной брат и племянники.

  


Наши новости в соцсетях