Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Прощайте, пани Моника... Памяти Ольги Аросевой 

«Вечерняя Москва», Ольга Кузьмина

13 октября 2013


Недавно Ольга Аросева дала эксклюзивное интервью корреспонденту «Вечерней Москвы» Анжелике Заозерской. Встреча была связана с презентацией актрисой автобиографической книги «Прожившая дважды».

До воскресного вечера 13 октября оно так и оставалось нерасшифрованным... Интервью публикуется впервые. В ней любимая актриса рассказывает о самом главном, — своем отце, молодости, актерском призвании, проблемах современного театра.



— Ольга Александровна, вы были во многих странах мира. Наверняка, есть любимый город на Земле?

— Очень люблю Прагу и Париж. Париж, в котором работал мой отец, и где я жила в детстве, не помню — слишком тогда была мала. А вот Прагу, где жила до 10 лет, и даже ходила в школу, помню хорошо. Прага мне очень дорога, близка, всегда желанна. Будучи взрослой, при любой возможности приезжаю в Прагу, и хожу в свой дом, где прошло мое детство — это вилла Тереза.

— А Польшу любите? По маминой линии у вас есть польская кровь, причем голубая (предки Ольги Аросевой были польскими аристократами)?

— Разве только кровь польская?! Никаких родственных чувств к Польше не испытываю. Да и мои предки не из Польши, а из Вильнюса, где были поместья моего прадеда. Вот Вильнюс я люблю, и чувствую его, и часто там бываю....А Польша — нормальная страна...

— Польки славятся не только своей красотой, но и гордостью, которую, правда, иногда принимают за «гонор». Вы — гордячка?

— Слава Богу, пустого гонора у меня нет. А вот гордость, как у любого человека, имеется.

— В своей книге «Прожившая дважды» вы публикуете Дневники своего отца — политика, дипломата Александра Яковлевича Аросева, где он пишет о том, что «очень важно изучать науку психологию». А для актрисы насколько важно быть хорошим психологом?

— Обязательно важно. Актера раньше называли «инженером человеческих душ». Актер играет образ, а для этого необходимо внутренне найти качества характера, свойственные герою, понять его психологию.

— В вашей жизни случай — повлиял на выбор — стать актрисой?

— Мария Ивановна Бабанова сыграла большую роль в моем желании стать актрисой. Моя тетка работала в театре Всеволода Мейерхольда, и познакомила меня с Марией Ивановной, или, как мы ее называли, Мусей. Однажды Мария Ивановна попросила меня проводить ее до театра. И мы шли с ней по Газетному переулку к театру Революции, на улицу Герцена. Потом я поступила учиться в театральный вуз на улице Герцена, и считаю, что именно Мария Ивановна указала мне путь — на улицу Герцена.

— Ольга Александровна, сегодня все хотят быть актрисами, и в театральные вузы поступают редкие красавицы и красавцы. Тогда как вы написали в своей книге, что красотой никогда не отличались. Что вы думаете об уровне молодых актеров — соответствуют ли они высокому званию «Артист»?

— Когда я поступала, у нас не было ни красивых мальчиков, ни красивых девочек. Мальчики все воевали, и учились на актерском, либо вернувшиеся с фронта, как Анатолий Дмитриевич Папанов, который пришел без половины стопы, либо 15-летние мальчики с мутацией голоса. Поступали фанатики, которые точно знали, почему хотят служить в театре. А сейчас ломятся на актерские факультеты все, кому не лень, думая, что эта профессия — легкая, красивая, выгодная. А это не так. Актерский труд — тяжкий, очень тяжкий. Правда, если раньше становились актерами в театре, как это было с Олегом Борисовым, Анатолием Папанов, Евгением Леоновым. То сейчас молодые актеры идут в сериалы, где получают роли по типу своей «рожицы» - если вот такая кривая (Ольга Александровна изображает), - то бандит, если правильная рожа, то мент. А потом уже как «звезды» приходят в театр. Такой перекос сейчас наблюдается — а что делать — в театре платят мало, а в кино — гораздо больше.

— В театр Сатиры приходят ли сегодня актеры, которые в перспективе могут стать такими же великими, как Андрей Миронов, Анатолий Папанов?

— Может быть, они все и талантливые, только система постоянных стабильных театров накапливает актеров старшего поколения, которых никуда не выбросишь — пенсия-то у нас маленькая, невозможная. Поэтому из-за стариков театр может принимать очень маленькое число молодых актеров, а если и принимать, то на мизерные ставки. Большая проблема сегодняшней театральной жизни — неправильная система приема как в театральные вузы, так и в труппу театров.

— Ольга Александровна, в своей книге «Прожившая дважды» вы с огромной любовью вспоминаете своего отца (расстрелян как враг народа в 1938 году). Был ли в вашей жизни человек, мужчина, который отчасти заменил вам отца?

— Мы с сестрой жили без матери, — нас воспитывал отец. Когда папа умер, мы потеряли все — квартиру (у нас забрали), вещи, но главное, — лишились отца. Мой отец был уникальный человек, и никто его заменить не мог. Никогда. Я даже не искала замену, потому что знала, - это невозможно. В своей жизни я даже близко не встретила мужчину, похожего на своего папу. Кстати, на отца я похожа характером в работе, в профессии, а в жизни — нет. Что касается внешности, то черты лица у меня мамины, которая была редкой красавицей, а цвет — папин. Я — единственная из сестер с серо-зелеными глазами, какие были у папы.

— Ольга Александровна, вы не просили разрешения у органов на издание «Дневников» своего отца, которые включили в книгу «Прожившая дважды». Александр Яковлевич в своих «Дневниках» раскрывает тайны большой дипломатии и политики?

— Какие органы? Какое разрешение? Да, мой отец был видным дипломатом, и что? Это мое право — опубликовать «Дневники» отца, почему же я должна у кого-то спрашивать разрешения? Я советовалась только со своей совестью.

— Как вы оцениваете современную политическую жизнь России?

— Не провоцируйте меня на политические разговоры! Не люблю я эти разговоры, не понимаю их, и не хочу касаться. Я живу своей профессией. Признаюсь, что многие вещи, которые происходят в нашей стране, я не понимаю, и не принимаю. Очень многому радуюсь, многому печалюсь. Но чтобы давать какую-то характеристику политической жизни страны, надо знать эту жизнь, а я ничего не знаю.

— Ольга Александровна, но вы же служите в театре Сатиры, который некогда был самым самым политическим, самым злободневным театром страны? Ночами костры жгли, как рассказывает актер театра Юрий Васильев, чтобы простоять ночь в очереди за билетами, а утром купить?

— Сегодня театр Сатиры — это не политика, а коммерция — проданы билеты на спектакль, или нет. Я знаю, что на мои спектакли билеты всегда продаются, и больше ничего не знаю. Раньше костры не жгли, — все это выдумки, но ночами за билетами стояли. Правда, и сейчас, без костров, в театре народа много.

— Не испытываете ли вы чувство ностальгии по прошлому?

— Чувство ностальгии у меня есть по молодости, а не по тому времени. У меня нет ощущения, что раньше было хорошо, а сейчас — плохо. Время бывает разное — оно меняется. Но я скучаю по тому, что у меня нет сил бегать по гостям, романы крутить, ходить так быстро, как раньше ходила...А так, чтобы скучать — «Ах, как раньше жили хорошо, а сейчас плохо», - такого нет. Каждое утро молю Бога, и радуюсь, что я работаю, что приношу людям пользу, что зритель рад меня видеть, и зал хлопает. Рада, что читатели покупают мою книгу «Прожившая дважды», что просят подписать им. Все это приносит мне радость, благодаря которой я и живу. Хотя мне уже много лет, и здоровье не очень хорошее — ноги плохо ходят. Но жизни пока радуюсь...


Напомним, воскресным вечером в Москве не стало Ольги Александровны Аросевой. С народной актрисой попрощаются в её родном Театре Сатиры. Похоронят Ольгу Александровну на Головинском кладбище.

ПАМЯТЬ

Михаил Швыдкой, специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству:

— Ольгу Александровну Аросеву знали миллионы советских и российских зрителей, любили ее пани Монику, знали ее театральные и киноработы. Это была женщина огромного таланта, тонкого восприятия жизни, очень образованная, с удивительной судьбой.

ПРОЩАЙТЕ, ПАНИ МОНИКА

Есть люди, без которых трудно себе представить этот мир. Она была одной из таких.

Нет, не просто актрис. Аросева — это время. Эпоха. Неподражаемый голос и комические роли. Шарм и шик, море обаяния и улыбка, которой она дарила всех и каждого. Это — глоток воздуха и чего-то запретно-непонятного и влекущего, которое мы воспринимали через чудаковатую пани Монику в «Кабачке 13 стульев». Это театр «Сатиры», ныне кажущийся замершим от шока. Да что говорить. Ведь с ней ассоциируются даже... любимые москвичами троллейбусы, один из которых она так истово гнала когда-то, пытаясь остановить своего Юрочку в «Берегись автомобиля»!

Почему-то казалось, что она — непременна, обязательна и вечна. В любой программе. В любом спектакле. В мгновениях телесюжетов.

..Она была москвичкой «от и до». Обожала этот город — с рождения. Она появилась в нем далеким 21 декабря 1925 года. Отец — революционер и впоследствии дипломат. Мать — польская дворянка по происхождению, благородных кровей, была секретарем жены Молотова. Странная, горючая смесь.

Народная артистка России Ольга Аросева ушла из жизни 13 октября.

Есть люди, без которых трудно себе представить этот мир. Она была одной из таких.

Нет, не просто актрис. Аросева — это время. Эпоха. Неподражаемый голос и комические роли. Шарм и шик, море обаяния и улыбка, которой она дарила всех и каждого. Это — глоток воздуха и чего-то запретно-непонятного и влекущего, которое мы воспринимали через чудаковатую пани Монику в «Кабачке 13 стульев». Это театр «Сатиры», ныне кажущийся замершим от шока. Да что говорить. Ведь с ней ассоциируются даже... любимые москвичами троллейбусы, один из которых она так истово гнала когда-то, пытаясь остановить своего Юрочку в «Берегись автомобиля»!

Почему-то казалось, что она — непременна, обязательна и вечна. В любой программе. В любом спектакле. В мгновениях телесюжетов.

Ее не стало воскресным вечером, 13 октября.

Светлая память...

...Она была москвичкой «от и до». Обожала этот город — с рождения. Она появилась в нем далеким 21 декабря 1925 года. Отец — революционер и впоследствии дипломат. Мать — польская дворянка по происхождению, благородных кровей, была секретарем жены Молотова. Странная, горючая смесь.

Аросеву назвали... Варенькой. Имя это очень нравилось отцу. Строгой маме больше нравилось имя Ольга, и по ее настоянию девочку «переназвали».

Совместная жизнь старших Аросевых не задалась; после развода (мама девочек сбежала от мужа-дипломата к возлюбленному на Сахалин) отец оставил всех дочерей у себя — Наташу, Лену и Олю.
Дипломат из страны Советов возил дочек за собой по загранкоманандировкам. Так что детство маленькой Оли и ее сестер прошло в Париже, Стокгольме и Праге. Они вернулись в 1933 году на родину, не зная, что еще немного, и Родина отблагодарит своего верного сына арестом и репрессией. Но сначала было все так солнечно и хорошо — они даже встречались со Сталиным, и он подарил маленькой Оле букетик...

Но четыре года счастья пролетели быстро. И 1937 год навалился на семью — как и на десятки тысяч других семей — удушливой черной подушкой. Отца девочек расстреляли в 1938 году. Оле было двенадцать. Она многое понимала. Но во что-то так верила... Так, что даже написала письмо товарищу Сталину. Доказывая, что отец ее — не виноват ни в чем, уж тем более в измене Родине. Ответа не последовало. Она не стала вступать в комсомол.

Говорят, у поляков — гордая кровь. Она была гордой — в лучшем смысле этого слова — с детства.

Кстати, развод родителей стал для детей дипломата спасением. После того, как их отца репрессировали, девочек «отпустили» к когда-то покинувшей их матери.

… Не-комсомолка и не слишком, мягко говоря, прилежная ученица Оля начала играть в школьных спектаклях. Сначала для развлечения. Потом это стало страстью. Но поступила она в цирковое училище. Это уже потом Ольга пойдет вслед за сестрой и поступит в Московское городское театральное училище, и его руководитель увидит в ней талант и начнет продвигать — дав возможность сыграть несколько небольших ролей во МХАТе.

… Когда в 1946 году труппа Ленинградского театра комедии приехала на гастроли в столицу, хулиганка Аросева стащила документы сестры, уже окончившей училище, и по ним добилась зачисления в состав театра. Она и играла там - самозабвенно, пока в 1950 году руководителя театра комедии не сняли с поста и не навели в штате «порядок». Аросева вернулась в Москву и была зачислена в Театр сатиры, которому не изменяла до последнего дня своей жизни — кроме двух лет (1969-71), на которые она уходила в Театр на Малой Бронной. «Сатира» - это была судьба.

...Блестящие пьесы. Блестящие роли. А потом — настоящий «взрыв» на ТВ. Моника... Обворожительная, странная, забавная. Поющая и танцующая. Другая.

— Вы знаете, пан профессор, когда я пью кофе, мне что-то стреляет в ухо...
— Пани Моника, попробуйте убирать из чашки ложечку...

Фразы пани Моники цитировали, над ними хохотали и умилялись до слез. А ее исполнительницу просто любили. Очень.

...Голосом — незабываемым и неповторимым! — Аросевой со временем заговорили многие мультяшные герои. Лисички и слоны(!), Баба-Яга — та, что была против, истеричная госпожа Беладонна из умопомрачительно смешного мультика про поросенка Фунтика... Так ее полюбили и дети. Не всегда понимающие, правда, кто дарит им это чудо.

Про то, что она заслуживает звания заслуженной артистки, впервые зашла речь, когда ей было всего 25 лет. Назначения пришлось ждать четверть века... Народной артисткой Аросева стала только в шестьдесят. Хотя... Да она была ей — всю жизнь.

Чувство юмора и обаяние. «Стервозность» — по ее же словам — «в пределах нормы». Шарм, который она сохраняла до последнего дня... Дружба с Раневской и Пельтцер, знакомство с Ахматовой. Ее жизнь была наполнена событиями и колоссальным уважением к ней всех, кто с ней сталкивался. И она принимала это — как должное, платила людям той же монетой. И просто — работала. Всю жизнь. Наизнос.

… Ее личная жизнь не была слишком удачной. Четыре замужества. Во втором браке она потеряла ребенка. Она заметила как-то горько, что по большому счету прожила свою жизнь в одиночестве — «все мои мужья оказались слабыми». А может быть, это просто она была — очень сильной.

В день, когда ее не стало, столицу залило солнцем — ярким. Это было здорово и странно. А сейчас кажется — все не просто так. Может, так город прощался с женщиной, чья улыбка была напитана солнцем.

Светлая память...


Источник
  


Наши новости в соцсетях