Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Нина Архипова: День рождения стал для меня днем скорби 


13 апреля 2015


Георгий Павлович Менглет уже со школьной скамьи демонстрировал свой актерский талант. На одном из уроков литературы он великолепно прочитал монолог Чацкого из «Горе от ума», позже в драмкружке поставили спектакль. Учительница так воодушевилась его игрой, поверила в юношу, что благословила его на покорение столицы. В 1930 году будущий актер приехал в Москву и сразу же был принят в ГИТИС. На втором курсе его взяли в Государственный историко-революционный театр, где за два года успел сыграть в нескольких спектаклях. Первые роли Георгия Менглета уже определили его амплуа. После окончания института он попал в Студию Алексея Дикого, где сыграл героев-любовников в двух спектаклях.

— В одном спектакле Алексей Денисович дал небольшую роль Жорику. Он так эффектно прошелся по сцене, что сорвал невиданные аплодисменты. И Дикий сказал: «Да, мы поняли, кого приняли!» После того, как Жорик в другом спектакле сыграл главную роль, о нем заговорила вся Москва! Дикий очень проникся к Георгию Павловичу, и они стали близкими друзьями. — вспоминает народная артистка РСФСР Нина Архипова.

Любовь Нины Архиповой и Георгия Менглета продлилась 40 лет. По воспоминаниям вдовы Георгия Менглета, Алексей Данилович большим любителем женщин: — Когда он возвращался домой от очередной дамы с расцарапанным лицом, то попросил супруга убедить его жену в том, что именно собака его покалечила, — продолжает Архипова. — Однажды раздался звонок от режиссера: «Георгий Павлович, придите на Пушкинскую площадь. У меня расцарапано лицо... Пойдем к Саше (его жене), и ты скажешь, что мы играли с собакой, я её раздразнил... Как раз докажешь, какой ты артист!» Они пришли, Саша открыла дверь — и Дикий получил звонкую пощечину. После этого он не спеша, по-барски повернулся к Жорику и торжественно сказал: «Менглет, ты свободен!»

 

В 1937 году Алексея Дикого арестовали как иностранного шпиона. Его ученик сильно переживал этот момент, ведь режиссера оклеветали. — Дикого арестовали ни за что! Он по своей сущности не мог быть иностранным шпионом. Алексей Денисович — настоящий русский человек. Видимо, он мешал кому-то своим ярким талантом. Георгий Павлович переживал несправедливый арест близкого друга. Он помогал его жене как мог. Далее руководство студией перешло в руки Бориса Бабочкина. Все актеры настолько были преданы Дикому, что написали заявление об уходе и отправились с Менглетом в Душанбе. Там основали первый Русский драматический театр, где свободно могли отдавать себя искусству.

Когда началась война, Жорик отправился на фронт, где стал руководителем Первого фронтового театра Таджикской республики. Нина Николаевна поняла, почему Дикого арестовали, когда сама столкнулась с тотальным контролем в 1952 году. Это произошло на кинофестивале в Индии.

— Меня отправили с фильмом Бориса Барнета «Щедрое лето». Нас собрали перед поездкой и сказали, чтобы были прилично одеты. Мы поехали в платьях из бархата. Когда прибыли в Индию, там оказалось невыносимо жарко, пришлось искать что-то полегче. В одном из магазинов мне очень понравилось платье из легкой ткани, но оно было слишком длинным... С этим платьем приключилась целая история: — На следующее утро ко мне в номер принесли письмо, в котором было написано, что в соседнем магазине мне могут подшить то понравившееся летнее платье. Одна из актрис спросила про письмо, а я пошутила: мол, местный миллионер хочет со мной познакомиться и подарить мне наряд. Вскоре эта шутка дорого обошлась. Один из сопровождающих нашей группы стал за мной ходить по пятам. Думала, что понравилась ему... Он узнал о «миллионере» и расспрашивал меня о нем, приняв шутку за чистую правду! Когда театр собирался на гастроли в Париж, меня вызвали в ЦК партии и стали задавать неприятные вопросы. Это несказанно удивило, я ничего не могла понять. Оказалось, что человек, который присматривал за нами, рассказал эту историю в органах. Боялась, что мне не поверят, но все обошлось.

Еще в довоенное время Георгий Менглет пробовал себя в кино, пытался полностью прочувствовать все тонкости. Со временем он перестал сниматься и считал кинематограф «убийцей» театра — только там можно полностью раскрыться зрителям, обнажить свою душу и по-настоящему отдаться истинному искусству. Но в 1984 году судьба распорядилась так, что сам Евгений Семенович Матвеев уговаривал Менглета на роль Черчилля.

— Безусловно, ему поступало очень много предложений от кинорежиссеров, но он их не принимал, так как камера была для него бездушной машиной. Но в 1984 году он согласился на роль Черчилля в картине «Победа». Однажды к нему пришел режиссер Матвеев и начал уговаривать, чтобы он сыграл в этом фильме: «Только вы идеально подходите на эту роль!» На что Менглет ответил, что не любит кино и не будет сниматься. Вот у него была такая необъяснимая зацикленность. Потом режиссер пересмотрел других претендентов, но никто не подошел. И Евгений Семенович чуть ли не падал на колени перед Жориком, чтобы он снялся. Потом все-таки согласился. Георгий Павлович любил театр больше жизни и служил ему до последнего дня. У него был своеобразный ритуал перед спектаклем: приоткрывать занавес, заглядывать в зал и слушать, как рассаживаются зрители, как здороваются, о чем говорят. После этого у него загорались глаза, и он уже находился в томлении предстоящего выхода на сцену.

— Вообще, зрители для него были главными в театре, и они ему отвечали взаимностью и любовью, — вспоминает Нина Николаевна. — После спектакля долго общался со своими поклонниками около служебного входа. Я иногда в шутку возмущалась: «Устала тебя ждать!» Но прекрасно понимала, что люди любят его, специально приезжают на его спектакли, чтобы пообщаться с ним, что он им нужен. Он вообще очень трепетно относился к людям и боялся доставить неудобство. Однажды поклонники подарили ему красивую, но с виду потрепанную чашку. Я возмутилась: «Разве можно дарить вещи, которыми уже попользовался?!» А он защищал зрителя до последнего: «Они имеют право дарить то, что хотят!»

— Конечно, с возрастом у него становилось меньше ролей, и он очень тосковал по своему «храму искусства». И вдруг на него свалилась небывалая радость: предложили роль Барона в «Скупом рыцаре» Пушкина театра «Вернисаж». Он с таким восторгом и упоением принялся за работу: был очень счастлив снова войти в святая святых — театр! Мы старались очень тихо себя вести, чтобы ему не мешать полностью погружаться в счастливое рабочее состояние. Мне кажется, что если бы не эта работа, то его бы не стало раньше.

Судьба сводила Нину Николаевну и Георгия Павловича два раза. Первый — еще до войны в Театре имени Вахтангова, куда Менглет был приглашен самим Рубеном Симоновым. Но они разошлись. Второй — в Театре сатиры, куда спустя 6 лет пришла на работу Нина Архипова. В спектакле Марка Захарова «Проснись и пой» Георгий сыграл вместе со своей женой.


 
— Когда служила в Театре имени Вахтангова, мы не особо общались. Да, он меня хвалил за сыгранные роли, но я и думать не могла о чем-то большем. Потом у меня случилось несчастье — умер муж. Долго не могла прийти в себя... Когда мы с Жориком вновь встретились, но уже в Театре сатиры, судьба проявила к нам благосклонность, и наш роман завязался. Однажды заболела Вера Васильева, и я заменила её в спектакле «Где эта улица, где этот дом...». Моим партнёром стал Менглет. После этого я заметила, что он ведет себя как-то по-другому...

Менглет признался Архиповой в любви на гастролях за кулисами во время концерта. — Потом он меня провожал, много и откровенно рассказывал о себе. Мы начали с ним тесно общаться, но я сразу ему не ответила взаимностью: думала, что время покажет. И время показало. Он стал меня поддерживать, спрашивать о детях, ведь я осталась одна с больной бабушкой (матерью мужа) и тремя детьми. Они сразу же влюбились в него: когда входил — кричали: «Жорик — мой! Нет, Жорик — мой!» Через какое-то время и сама она влюбилась в Георгия Павловича.

— Никакого предложения руки и сердца не было. В один из вечеров он пришел к нам домой, и когда мы сидели за столом, свекровь вдруг предложила тост за Георгия Павловича Менглета! Она всегда говорила, что детей невозможно обмануть — значит, человек искренний и добрый. Дети выросли очень хорошими, и это заслуга Менглета. Он никогда их не поучал и не ругал. Между ними была любовь и взаимопонимание. Правда, они называли его Жориком, а не папой. Общих детей в браке Менглета и Архиповой не было.

— Прежде всего — у нас была любовь, — утверждает Нина Архипова. — И мои дети — были и его детьми тоже. Нам хватало (смеется). Дочь от первого брака Архиповой и композитора Александра Голубенцева Наталья — заслуженная артистка России, лауреат премии ТЭФИ, озвучила Степашку в телепередаче «Спокойной ночи, малыши!». Михаил Горбатов — врач-кардиореаниматолог, а Елена Ермакова — преподаватель.



Архипова со своими дочерьми – Натальей Голубенцевой и Еленой Ермаковой.

Бытует мнение, что актерам очень сложно ужиться друг с другом и часто любовь в творческих семьях так же быстро угасает, как и возникает. Но это была иная, необыкновенная любовь, которая продлилась 40 лет. — Мы никогда не надоедали друг другу, с огромной радостью вместе репетировали. И я всегда с удовольствием ходила смотреть спектакли, в которых был занят Жорик. Когда он готовился к выходу на сцену, я сидела с ним рядом. И его сосед по гримерке каждый раз удивлялся: «Неужели вы дома друг другу не надоели?»

Архипова вспоминает, что театр для мужа был важнее семьи: — Он жил и дышал им. Эту преданность нельзя описать словами. Мы никогда не ссорились, жили душа в душу. Он был необыкновенным человеком с добрым сердцем. Жорик для меня был и остается — всем. Только мы часто препирались по поводу его неимоверной любви к сладкому — не мог себя контролировать. Оно его и погубило. Когда мы были в санатории, рассказывали, что он тайком в кустах ел конфеты и просил никого не рассказывать об этом мне. Вследствие чего у него обострился диабет... Не каждый мужчина решится покинуть семью, в которой прожил четверть века, и уйти к трем тогда еще чужим детям и матери второго мужа Нины Архиповой — писателя Бориса Горбатова. Никто не знает, что в одночасье произошло с актером и почему он пошёл на этот героический поступок. — Это была настоящая любовь, — говорит его вдова Нина Николаевна. — Нельзя сказать: просто сошлись и разошлись... Это глубже. И что в то время чувствовал Жорик и о чем думал — только одному Богу известно.

В последнее время Георгий Павлович слабел на глазах, ему почти каждый день вызывали скорую помощь. Дочь Елена Ермакова очень любила своего отчима — он стал ей настоящим отцом, ведь Борис Горбатов ушел из жизни, когда ей исполнился всего один год. Она практически всегда была рядом с родителями. Елена предчувствовала уход Менглета, так как врачи давали неутешительные прогнозы.

— У него уже не было той бодрости. Он почти всегда дремал на своём любимом кресле и даже умер во сне. — В канун моего юбилея 80-летия он готовил поздравление в Театре Сатиры, что-то репетировал с коллегами и просил никого не рассказывать о готовящемся сюрпризе, — рассказывает Нина Архипова. — Видимо, он сильно волновался в те дни, хотел, чтобы все получилось на высшем уровне, чтобы мне понравилось. И в тот день ему стало плохо, он не хотел в больницу, и я пообещала, что не отдам его: «Закрой глазки и поспи». Он сидел на диване, закрыл глаза... как оказалось, навсегда.

Георгий Менглет умер 1 мая 2001 года на 89-м году жизни, в день 80-летия своей супруги. Его похоронили в Москве на Кунцевском кладбище. — С тех пор день рождения для меня очень грустный праздник. Я каждый день думаю о Жорике. В его комнате все осталось так, как было при нем. Хоть он мне и не снится, но все равно я чувствую, что он жив и все время с нами, — говорит Нина Архипова.


Источник





Наши новости в соцсетях