Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


За Державина не обидно

Тореадор должен победить быка, а артист зрителей


Gudok.ru

21 октября 2010


Михаил Державин — сын знаменитого вахтанговца Михаила Степановича Державина и сам знаменит. Сыгравший три десятка ролей в кино и множество ролей на театральной сцене, он и сегодня на сцене Московского театра сатиры, которому отдал 40 лет творческой жизни. Он — ведущий легендарного кабачка «13 стульев», участник знаменитых капустников в Доме актёра, обладатель высшей московской театральной премии «Хрустальная Турандот».

— Михаил Михайлович, почему вы совсем не снимаетесь в сериалах?

— Здесь нет никакой принципиальной позиции. Редко, но всё же снимаюсь. Скажу вам честно, большого интереса к работе в сериалах у меня нет. Я ведь в своё время уже побил «сериальный рекорд»: снялся в 140 сериях «Кабачка «13 стульев». Эту передачу любила вся страна, её и до сих пор многие помнят. Когда мы выходили на сцену в нашем Театре сатиры, зрительный зал приветствовал нас по именам наших персонажей из «Кабачка»: я — пан Ведущий, Спартак Мишулин — пан Директор. Наш главный режиссёр Валентин Николаевич Плучек был очень недоволен и называл нас «кабачкистами». А мы на этой популярности неплохо подрабатывали — во время отпуска ездили с концертами. Но это и мешало актёрской карьере. В кино нас мало приглашали, потому что воспринимали только как наших телеперсонажей. Поэтому, я думаю, Андрей Миронов и ушёл с роли ведущего, и она досталась мне. Но потом и в моей жизни появилось кино. Но всё же я прежде всего театральный актёр. Театр — это уникальная вещь, живое общение со зрителем. Ты выходишь в зал, на тебя недоверчиво смотрят полторы тысячи человек, и ты должен их завоевать, сразить и поразить. Это, наверное, сравнимо с искусством тореадора: он должен победить быка, а артист — зрителей.

— Некий театральный аналог сериалов — антреприза. Как вы к ней относитесь? Участвуете ли сами в антрепризных проектах?

— Отношусь прекрасно! В антрепризе можно реализовать множество интересных идей. Я понимаю зрителей и актёров, которые относятся к этому с подозрением. А у меня с самого начала всё было отлично: я сыграл в спектакле Леонида Трушкина «Чествование», где моими партнёршами были Людмила Гурченко, Любовь Полищук, Вера Алентова. С тех пор слово «антреприза» я произношу с уважением. Сравнительно недавно сыграл князя Пантиашвили в антрепризном спектакле «Ханума» по пьесе Акакия Цагарелли. Моя супруга Роксана Бабаян играет главную роль. И там много замечательных актёров: Дмитрий Харатьян, Людмила Чурсина, Ольга Волкова. Громкие имена и большие таланты. Это музыкальный спектакль. Мы сохранили музыку, написанную Гией Канчели для Товстоногова, но Владимир Матецкий сделал новую, более современную оркестровку.

— Для Роксаны Бабаян это первая театральная роль?

— Первая. Она много снималась в кино, но ни разу не играла в театре.

— Вы помогали ей репетировать?

— А как же! У нас в спектакле немало совместных сцен. Ханума — сложная роль даже для актрисы, уже немало сыгравшей в театре. А у Роксаны совсем не было опыта. Но она умеет держать зал, выступала на сцене с сольными концертными программами, однако в театральном спектакле ситуация на сцене всё время меняется, Ханума должна импровизировать, точно реагировать на происходящее вокруг. Но Роксана — молодец. Она отлично всё сыграла и спела.

— Знаете ли вы современное кино? Что вам в нём нравится и что раздражает?

— Стараюсь смотреть все новые фильмы. Меня окружает много молодых ребят — это  и родственники, и коллеги по театру. Я стараюсь не отставать от них, следить за всем, что происходит, хотя сейчас на зрителей обрушивается огромный информационный поток... Во времена перестройки каждый новый фильм был событием. Помню, как мы снимали фильмы «Бабник», «Импотент», «Моя морячка» за какие-то с трудом собранные копейки. Сейчас бюджет фильмов снова приближается к суммам со многими нулями, хотя энтузиазм немного поугас. На Новом Арбате недалеко от моего дома вывешивают огромные рекламные плакаты фильмов. Я спрашиваю у своих внуков, их друзей или молодых актёров Театра сатиры, смотрят ли они эти фильмы. Смотрят, но фильмы не вызывают у них особого восторга, так же как и у меня. Хотя сейчас нужно высказывать своё мнение гораздо осторожнее. Дети близких друзей стали артистами, много снимаются, и не хочется никого обижать. 

— Вы по-прежнему много заняты в репертуаре Театра сатиры. Труппой руководит ваш друг Александр Ширвиндт. А как у вас с режиссурой?

— Молодых режиссёров сейчас в театре много, они активно работают, я это только приветствую. Сказать, что молодая новая режиссура одерживает большие победы, я не могу. Но всё-таки очень хорошо, что Александр Анатольевич Ширвиндт довольно часто их приглашает. Мне, например, понравился спектакль, который поставила когда-то Ольга Субботина на так называемом «Чердаке Сатиры». Он назывался «Яблочный вор», по-моему, получилось очень хорошо. Играла Маша Голубкина. Театр никогда не отказывает молодым режиссёрам, которые хотят что-нибудь поставить на нашей малой сцене. Кроме того, мы и сами что-то придумываем. Например, наш артист Юрий Васильев занимается режиссурой, и это у него неплохо получается.

— У вас огромный профессиональный опыт. Вы никогда не хотели им поделиться? Пойти преподавать, например. Ведь Ширвиндт преподаёт в Театральном училище им. Щукина многие годы.

— Мне кажется, для преподавания нужен особый талант. Я помню, как преподавали в училище знаменитые актёры и педагоги Театра им. Вахтангова. И видел потрясающих артистов, которые не хотели преподавать. Они понимали, что могут только играть. Одним словом, у меня другая профессия. Знаете, сейчас многие молодые люди думают, что учиться вообще не нужно. Вышел на сцену — и играй в своё удовольствие. Все свободные, раскрепощённые. Притом в антрепризе сейчас идут на любые уловки, чтобы заманить зрителя в театр. В театре сегодня можно всё: на сцене раздеваются, изображают половые акты и так далее. Но это быстро надоест зрителям. Всё-таки в театр приходят для серьёзного разговора с автором, актёрами и режиссёром. А актёр должен прежде всего вызвать у зрителей какие-то чувства. Не зря сейчас даже в антрепризе жалуются на спад интереса к театру. Я уверен, что театр не должен быть просто развлечением. Иначе он теряет смысл.

Беседовал Олег Афанасьев

  


Наши новости в соцсетях