Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Угольников: Это я предложил Ди Каприо роль Ленина

«Национальная служба новостей»

2 февраля 2016


Звезда шоу «Оба-на» рассказал, почему сменил амплуа весельчака и теперь предпочитает снимать не комедийные программы, а исторические фильмы


Игорь Угольников
человек подаривший стране одно из самых успешных комедийных шоу девяностых «Оба-на». Современным комикам остается только мечтать о популярности участников этого проекта. Но сейчас Угольников развлекательными программами практически не занимается. Теперь он снимает фильмы, которые заставляют зрителей не смеяться, а, скорее, плакать. А еще успевает играть в театре и руководить крупным телеканалом.

О том, как Угольников умудряется все успевать, он рассказал читателям НСН, побывав в гостях на BEST.FM:

Игорь, по-моему, вы человек, который перепробовал вообще все профессии и специальности, которые только можно представить в кино и на телевидении. Говорят, даже сыграли в фильме «Джентльмены удачи» мальчика с маской волка, которого Леонов учит страшно рычать. Это правда вы?

Я  действительно всё перепробовал, даже президентом страны был в фильме «Рассказы» Миши Сегала. Что касается ролей, которые я играл раньше, о них не люблю вспоминать, потому что всегда смотрю в будущее. В настоящее и будущее.

А еще я пытался вспоминать, видел ли я Угольникова в театре. И вспомнил, что в прошлом или позапрошлом году был на спектакле «Вредные привычки» с вашим участием! Мне понравилось…

Хорошо, что вы сформулировали именно так. Иногда говорят: «Вы знаете, мне понравилось…».

А это значит, что говорят неправду?

Обычно – да. А если ещё и паузу перед этим делают … «Ну как тебе спектакль?» «Ты знаешь, старик, а мне понравилось». Вот это совсем тогда беда.

Вам нравится работать в этом спектакле?

Это – настоящее удовольствие. У меня там замечательные ещё партнеры: Сергей Каюмович Шакуров, и Даня Спиваковский. Мы втроём, три абсолютно разных человека с разной судьбой, в том числе и актёрской, в этом спектакле играем с упоением. Как вы, наверное, успели заметить, в первом действии все смеются, а во втором … задумываются, скажем так. И в этом - прелесть этого спектакля. «Вредные привычки» это антреприза. Хотя есть у меня спектакль и в академическом театре, обожаемом мной театре Сатиры. Это постановка «Дураки», который мы сделали три года назад к моему 50-летию с Александром Анатольевичем Ширвиндтом. Этого человека я считаю учителем. Спектакль идёт раз в месяц, к сожалению, чаще не получается, просто много других спектаклей в этом чУдном театре. В этой постановке есть момент, когда я целую подмостки. Я делаю это искренне, потому что именно на этой дощечке, как я говорю, когда-то играли Андрей Александрович Миронов, Спартак Мишулин, и так далее, и так далее…

Как вам удается успевать заниматься своими многочисленными проектами? За рулем ездите?

Нет, предпочитаю с водителем.

Строгий ли пассажир Игорь Угольников, когда с водителем?

  Ну нет, не строгий. Обычно я либо сплю, либо сижу в Фейсбуке, либо смотрю кино, и не смотрю на дорогу.

  На кого в Фейсбуке подписаны, кого чаще всего читаете?

Орлуша.

Теперь – о кино.  Что-нибудь впечатлило из новинок?

«Новейший Завет» ироничное, хорошее, умное кино, конечно «Выживший», «Шпионский мост» Спилберга – очень хорошо, добротно сделанные фильмы. И, что самое интересное, прежде, чем снимать «Шпионский мост», господин Спилберг  ведь посмотрел «Мёртвый сезон». И это правильно.

Я тут недавно наткнулся на необычную фотографию в интернете. На первый взгляд Михаил Горбачев. Присмотрелся: это и не Горбачев вовсе, а Игорь Угольников.

Да, это фото со съемок картины Сергея Снежкина «Так сложились звезды». Картина о Назарбаеве. Снималась она летом, сейчас доделывается. Могу сказать, что это достаточно  серьезная работа Сережи. Я сыграл в ней Горбачева, Леша Гуськов – Ельцина. Мне, кстати, первому в нашем кино довелось сыграть Михаила Сергеевича, серьезного, значительного персонажа в нашей истории. К нему можно относится как угодно, но играть его нужно именно серьезно.  Там нет ни капли пародии.

А еще, говорят, вы собираетесь снимать фильм о Ленине.

Мы со съемочной группой пока изучаем события февральской революции и октябрьского переворота 1917 года. Не знаю пока, что из этого получится, пока пишем сценарий. Делать что-то на эту тему с наскока невозможно. Мы, так или иначе, проводим параллели с нынешними событиями, и, в общем, от этого радости не много. Тем не менее, надо рассказывать об этой теме правдиво. Но, я знаю, что многие люди до сих пор не могут понять, как те события вообще могли произойти с нашей страной и с нашими предками. А ведь в масштабах истории сто лет – это не так много, всего-то, скажем, две моих жизни. Ответы на все интересующие нас вопросы мы все равно не найдем, но нам это действительно интересно.

Вы собираете материал о каком-то конкретном периоде жизни Ленина?

Пока нас интересует даже не Ленин, а события февраля-октября 1917 года.

Тут Ди Каприо как раз объявил, что хочет сыграть Ленина. Уж не в вашей ли картине.

Пока не знаю, в моей – не моей. Но предложение ему еще давно поступило от меня. Он сказал, что был бы не против, но все будет зависеть от сценария, от сроков, от денег и других факторов. Плюс, кино – это дело коллективное и оно не зависит только от решения одного человека. Ди Каприо действительно очень похож на Ленина, я бы очень хотел, чтобы он получил «Оскар» за "Выжившего", но главное – не награда, а актер и отношение зрителей к нему.

Есть ли другие роли у Ди Каприо, за которые вы бы дали ему «Оскар»?

Я думаю, «Оскара» заслуживают многие из его работ, хотя, можно наградить, что называется, по совокупности сыгранных им ролей.

В последнее время вы из весельчака превратились в очень серьезного человека. Почему?

Я раньше старался всем нравиться, сейчас такой задачи нет.

На сегодняшний момент вы действительно занялись серьезным кино. «Брестская крепость», «Батальон». Что касается «Батальона», некоторые люди плакали даже над трейлером, не то, что над самой картиной…

Да, люди действительно плакали. Плакали в России, плакали в Испании, в Америке. И это главное. Хотя, мы получили, кажется, 29 международных наград. Скажу честно, это приятно. На эти  статуэтки, которые стоят в шкафу, приятно смотреть. Однако, повторюсь, главное – это зрительский интерес, а он огромен. В разных странах люди, которые не знакомы ни с российской историей, ни с историей Первой мировой войны, просто воспринимают наш фильм эмоционально, значит у нас получилось сделать то, что мы задумали.

А много критики «Батальона» вам пришлось услышать?

Ну, критика всегда бывает. Если критика умная, я читаю ее с удовольствием. Но в адрес «Батальона» таковой просто не было, как и в адрес «Брестской крепости». Все было на уровне гневных писем, в которых меня спрашивали «Как это красноармейцы в фильме Угольникова сдаются в плен? Такого быть не может!». Но, к сожалению, все было именно так: половина солдат и офицеров сдались в плен. Но это нужно было показать, чтобы подчеркнуть героизм тех, кто остался защищать Брестскую крепость.

Что же касается «Батальона», это уникальная история, изначально придуманная для Маши Ароновой, потому, что я считаю, что ей нужно переходить в иное актерское качество, что она и сделала. И, конечно же, это дань уважения нашим женщинам.

Многих в «Батальоне» удивила Мария Кожевникова. Обычно к ней относились снисходительно, дескать, сериальная актриса.

Всегда обидно, когда к актерам приклеивают ярлыки. Взять Пашу Деревянко. Сначала он сыграл в «Гитлер Капут», а потом в «Брестской крепости» сыграл капитана Фомина. Из-за того, что я взял его на эту роль на меня буквально орали многие коллеги. Говорили:  «Что ты делаешь! Как ты можешь!». А я всем объяснял и объясняю: прекратите навешивать ярлыки! Так что Маша Кожевникова совершила своего рода подвиг. Нам, правда, пришлось остановить съемки и дождаться, пока она родит. А когда картина вышла, у Маши уже было двое детей. Младшего я крестил.

Наверное, работа в «Батальоне» изменит ее кинематографическую жизнь!

Уже изменила! Теперь ей предлагают совершенно иные роли.

Я знаю, что сейчас готовится телевизионная версия «Батальона».

Да, мы изначально планировали выпустить телевизионную версию картины, даже специально для нее снимали некоторые эпизоды.

Как все сложно.

Совсем нет, если знать специфику. Но, поскольку я работаю и в кино и на телевидении, мне она знакома.

Кстати о телевидении. Какой проект вы ведете на этой ниве?

Я руковожу каналом, который называется ТРО, он существует уже почти 9 лет. Этот канал был создан с нуля, никто не верил, что мы сможем это сделать. Однако же он существует и у него много зрителей. Я занимаюсь им ежедневно.

Угольникова боятся подчиненные?

Нет, я – добродушный. Бывают моменты, когда я начинаю орать, кричать, бросать что-то или кого-то, но быстро успокаиваюсь.


Источник



Наши новости в соцсетях