Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Федор Добронравов: «Меня перестали приглашать на серьезные роли»

«Известия», Светлана Мазурова

17 декабря 2013


Народный артист России — о том, почему он уходит из скетчкома «6 кадров».


Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Арутюнов

На фестивале фильмов для семейного просмотра «В кругу семьи», который завершился в Екатеринбурге, неизменным зрительским вниманием пользовался Федор Добронравов. С народным артистом России встретился корреспондент «Известий»

— Вы востребованы в профессии. Почему согласились стать худруком программы «В кругу семьи»?

— У нас в стране, что греха таить, много хорошего утеряно. Сейчас нет детских фильмов, сказок такого ранга, на которых воспитывался я и мои сверстники. Есть в России ребята, которые снимают мультфильмы. Я никогда не отказываюсь от озвучания. Гонорары тут не важны. Но раньше государство над этим работало. Мир не стоит же только на новостях. Не закроешь глаза детям, они всё видят. Хочется, чтобы для них создавалось что-то светлое, доброе, теплое. И такими фестивалями можно что-то восстановить.

— Сегодня вам удается смотреть детское кино?

— Честно говоря, давно не смотрел. Столько работы, что меня дома-то не видят, это тоже беда, обратная сторона медали. У меня внучка, которую вижу, как в документальном кино о том, как человек взрослеет. Для меня она растет очень быстро, резко. Для родителей — плавно, они наблюдают за ней изо дня в день.

— Для своих детей находили время, когда они были маленькими?

— Находили, потому что они были с нами. Не могу сказать, что мы с женой занимались педагогикой. Сами тогда учились, только вставали на ноги. Не было ни квартиры, ни больших зарплат, ни родственников в Москве. Нам не на кого было оставить детей, и мы, как и все актеры, передавали их из рук в руки, такие «сыны полка» росли. 

— У вас хорошая, крепкая семья. Пример для подражания?

— Замечательная жена, замечательная семья. Но поймите: это наш путь, наш труд. За 35 лет, что мы вместе, мы проходили непростые периоды становления. Я желаю людям, которые создают семью, терпения, доверия, умения прощать. Обязательно придется пройти через трудности.

— Сериал «Сваты» с вашим участием стал очень популярен.  Хулиганите там с удовольствием?

— А как же! Мы его снимали шесть лет. Очень хороший у меня герой, обаятельный. Вообще, там сложилась замечательная компания. Режиссер Андрей Яковлев рос, как и я, на каэспэшных песнях — Окуджаве, Визборе, Высоцком. Мы смотрели одни и те же фильмы. Наверное, и дышим одним и тем же. Поэтому ни разу за шесть лет на площадке не было конфронтации. Это потрясающе. Если что-то написанное сценаристами не нравится, то не нравится всем. И переделываем. Это такой кайф — хорошая импровизация, шутки. Над нами не было цензоров. Сериал получился добрым, семейным.

Может быть, нам действительно удалось заполнить какую-то нишу. Когда мы впервые собрались на читку сценария (планировалось, что это будет двухсерийный телевизионный фильм), то говорили: хорошо, если бы у нас получилась история, примерно похожая на «Любовь и голуби», вот было бы счастье. У всех участников сериала это самый любимый фильм, смотренный, наверное, сотни раз.

— Продолжение будет?

— Сейчас «Сватов» не снимаем. Сколько мы коллизий переиграли, в каких только ситуациях не побывали наши персонажи... Если будут писать следующий сезон, наверное, все с удовольствием согласятся сниматься, но я не представляю, что еще можно придумать. Не хотелось бы размывать «мыло» еще на 300 серий. И режиссер этого не хочет.

— В «6 кадрах» вам нравится сниматься?

— Нравится, но я собираюсь уходить оттуда. Уже и возраст — невозможно до конца жизни в таком режиме сниматься. А главное — пугают стереотипы наших режиссеров: меня перестали приглашать на серьезные роли. Это начинает сильно раздражать.

— Недавно прошел сериал «Братья по обмену», где вы сыграли братьев-близнецов: деревенского простачка-пьяницу и преуспевающего бизнесмена.

— Веселенькая история получилась. Я согласился с удовольствием, но в следующий раз буду думать. Оказалось, что нелегко играть двух человек. Хорошо, что меня всё время режиссер Александр Жигалкин (он, кстати, и «6 кадров» снимает) тыркал: «Не сутулься!» или: «Зачем выпрямился? Ты сейчас деревенского играешь!». Братья должны быть разными. Пять секунд снимается один, потом второй ему отвечает.

Я смотрю западные фильмы про близнецов и не понимаю, как они это делают: идут и обнимаются, друг друга трогают — реально, в кадре. А с нашими технологиями… «Куда ты? Нельзя туда руку, ты уже за кадр вышел». А я всего на 4 см палец выставил. «Нельзя туда палец, там уже цветок стоит». — «Какой цветок, где?» — «Он потом будет там стоять». Сложно. Свободы нет.

— В Театре сатиры вы недавно сменили амплуа.

— Да, выпустили премьеру «Незабываемые знакомства». Режиссер из Воронежа Сергей Надточиев. Две новеллы по пьесам «Ехай!» Нины Садур и «Что случилось в зоопарке» Эдварда Олби. Годы назад, когда я жил в Воронеже, мы с Сережей уже брались за эти пьесы. Они не совсем в духе Театра сатиры. Но после того, как работу посмотрел худсовет, решили, что такие спектакли тоже нужны. Не стоит всё делать в одной стилистике. Должны быть и серьезные постановки. Они были, и когда работали великие — Папанов, Миронов, Ткачук, Менглет (можно перечислять и перечислять). И был период, когда в Театре сатиры играли, так сказать, облегченные спектакли, комедии, фарсы. А здесь две притчи об одиночестве на разных полюсах Земли.

— У вас два сына — актера. За их работами следите?

— Ванечка снимается. Он очень хотел бы работать в театре. Но там, где хочет, нет мест, а куда приглашают, можно годами просидеть за кулисами и ничего не сделать. Витюшка служит в Вахтанговском театре. Я посмотрел премьеру «Отелло». Смело. Не ожидал, что сын умеет делать то, что я увидел. То есть я примерно представлял, что он хорошо двигается, но то, что они там понакрутили в хореографии, — здорово. Хотя многие говорят, что драматическим артистам не надо этого делать. Я люблю такие эксперименты — наотмашь, от всей души. Это красиво невероятно, поэтому, думаю, и притягивает.


  


Наши новости в соцсетях