Художественный руководитель театра — Александр Ширвиндт


Федору Добронравову стало тесно в привычном амплуа

Culturavrn.ru, Павел Лепендин

14 марта 2011


В Воронеже побывал известный актер театра и кино, заслуженный артист России Федор Добронравов.

В 1988 году он окончил Воронежский государственный институт искусств, работал здесь в Молодежном театре. Сейчас его имя знакомо многим. Воронеж уроженец Таганрога считает своим вторым родным городом.

— Федор, в последнее время вы часто появляетесь на экране, много работаете в театре. У вас такой насыщенный ритм жизни, что невольно хочется поинтересоваться – вы не устали?

— Можно сказать, что я привык к такому ритму. От отдыха уже отвык, что, конечно же, плохо. Просто можно заработаться и упустить что-то очень важное в жизни. В декабре у меня родилась внучка Варвара. Хочется больше времени проводить с ней, с детьми, с женой. Однако сейчас это редко удается.
 
— Вы довольно долго шли к своей цели стать артистом. Стали, сейчас ваша популярность огромна. Как относитесь теперь к своей известности?

— Когда ты понимаешь, что твой труд приносит людям радость и добро, это хорошее ощущение. Но иногда зрители чрезмерно проявляют свою любовь. Им плевать на то, что ты устал, у тебя неважное настроение, или проблемы в жизни. Здесь все зависит от внутренней культуры каждого человека. Некоторые просто улыбаются тебе при встрече, благодарят за сделанное. Другие же фотографируют без спроса. Сейчас же практически в каждом мобильном телефоне есть фотоаппарат. Идешь по улице, как вдруг кто-то подбежит, сфотографирует, ни слова не скажет и пойдет дальше. И к чему эта фотография ему или ей? Им не важно, в каком я виде сейчас — задумчивый, непричесанный, либо еще какой-то. По-разному проявляется любовь зрителей к актеру.

— Вы работаете в Московском театре Сатиры. Сколько там у вас спектаклей?

— Хватает. В месяц получается, что я играю порядка 15-16 спектаклей. Основные из них: «Как пришить старушку», «Слишком женатый таксист», «Случайная смерть анархиста», «Кошмар на улице Лурсин» и другие.

— Складывается такое ощущение, что многие режиссеры сейчас используют ваш определенный типаж, переходящий из роли в роль. Вам это интересно?

— Нет. Я хочу сыграть нечто иное, вырваться из того амплуа, в котором меня привыкли видеть. Есть режиссеры, которые еще верят в меня, а есть те, какие уже боятся. Я жду с нетерпением новых, интересных ролей. Скоро должен выйти фильм Зиновия Ройзмана «У каждого своя война» по «Шпане замоскворецкой». Там у меня совершенно иная, непривычная для зрителей роль. Персонаж был сложный. Но мне эта работа очень понравилась. На «полку», как в былые времена положили фильм режиссера Худякова «Марево» по произведениям Гоголя «Как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем» и «Старосветские помещики». Там я играю одну из главных ролей. У меня там великие партнеры: Алиса Фрейндлих, Олег Басилашвили и другие.

— Почему эта работа оказалась на «полке»?

— Я в этом ничего не понимаю. Сам посмотрел фильм. Он четырехсерийный, телевизионный и очень хороший. Почему не доходит до зрителя — для меня загадка.

— Актеру, зачастую, сложно вырваться из тех рамок, которые уже заданы. Публика хочет видеть его в определенном амплуа…

— То, чего хочет публика, знает только она. Иногда мне говорят: «Вас хотят видеть именно такого». Кто вам это сказал? Может быть в другом амплуа буду еще лучше. Смогу еще больше сделать. Поэтому, мне не очень верится, что зрители хотят видеть меня только в одной плоскости. Было бы хорошее произведение, интересная роль, я бы смог выйти за привычные рамки, сыграть нечто новое. Могу сказать, что легко бы удавалось параллельно совмещать комедийность с какими-нибудь драматическими ролями. Если бы такое происходило, я бы был счастлив. На сегодняшний день явно ощущается мой перебор с комедиями.

— Кроме работы на сцене театра Сатиры какие-то антрепризные проекты у вас есть?

— Да. Их два. Я работаю с квартетом «И», играю в спектакле «Переполох в голубятне». Но вы знаете, таких проектов могло быть больше. Так как мое основное место работы в театре, и я не люблю подводить людей, то все ограничивается минимальным числом. В антрепризах загодя намечаются спектакли. По-хорошему, тут надо иметь два состава. Бывает так, что спектакль заявляется, мне надо куда-то ехать, а в театре ставят в репертуар ту постановку на этот день, где я занят. Получается неловкая ситуация, которых я не люблю.

— Часто вспоминаете Молодежный театр, те спектакли, в каких вы играли в Воронеже?

— Конечно. Каждый раз, когда мы собираемся. В те годы все было позитивно, много работы, счастья, хорошего творчества. Сколько было бессонных ночей, бесед о театре, невозможно пересказать.

— Ностальгии по тем временам нет?

— Безусловно, есть! Жаль, что нет нашего Молодежного театра в Воронеже. Еще несколько поколений студентов могли бы проявиться в нем и именно там стать настоящими актерами. Повторюсь, что очень много было прожито и пережито здесь. Уезжать из Воронежа мне было трудно и больно. Но так сложились обстоятельства. Владимир Степанович Сисикин в то время уже болел. А театру существовать без лидера было невозможно. Настало время, когда надо было определяться с собственной судьбой.

— Вам легко было решиться на такой шаг — уехать в Москву, в неизвестность с двумя детьми на руках?

— Нет. Любое новое решение дается мне с болью. Отсюда я уезжал с тяжелым сердцем. Также уходил из «Сатирикона». Расставаться с прошлым всегда больно, это всегда на нервах. Несколько дней после смены чего-то могу не есть и жить только мыслями о том, чего лишился, что потерял.

— Федор, сколько лет вы работаете в Театре Сатиры?

— Восемь. До этого были 15 лет в «Сатириконе». Потом несколько месяцев находился не у дел. И, как подарок судьбы, звонок Александра Анатольевича Ширвиндта с приглашением в Сатиру.

— Вам интересно работать в этом театре?

— Все, что касается театра в целом мне интересно. Сейчас наш коллектив переживает большие перемены. Ставка делается на молодежь. И это отрадно. Но ведь было время, когда здесь работали великие мастера, а приходящие в театр молодые артисты быстро учились у них тому, что объяснить невозможно. Например, мне в свое время посчастливилось работать в одном спектакле с Евгением Евстигнеевым. Преподавать и учить такому мастерству невозможно! Это просто надо видеть и понимать, насколько это иное измерение. Сейчас судьба подарила мне возможность работать на одной сцене с Ольгой Аросевой, Александром Ширвиндтом, Михаилом Державиным. Они работают так, что иногда чувствуешь — у тебя спирает дыхание от их мастерства. Вот наглядные примеры того, на кого надо равняться.

— Вы прекрасно знали все трудности актерской профессии. Не пытались уберечь от нее своих сыновей, которые пошли-таки по вашим стопам?

— Когда у них подходило время выбирать профессию, я им много говорил и рассказывал о жизни актеров. Ведь я помню те времена, когда у нас в семье из еды было одно на всех яблоко, которое разделялось на двое суток. Ребята видели, как мы живем: мыкаемся по съемным квартирам, общежитиям. Я им предлагал избрать себе иные профессии. Но сложилось так, что они пошли по актерской стезе. Витя сейчас хорошо работает в Вахтанговском театре, много снимается, занимается музыкой. У него есть своя группа. Младший сын Ваня заканчивает в этом году театральный вуз. Ему еще предстоит показываться в театры, определять свой жизненный путь.

— Работа актером одна из самых зависимых от целого ряда обстоятельств. Вам легко в ней пребывать?

— Да. Мне легко. Никаких трудностей я в ней не испытываю. Сколько это продлится, одному Богу известно. Для меня нет никакого труда выходить на сцену. Все это в радость. Мне нравится затрачивать себя, полностью отдаваться зрителям. Если бы было по-другому, поменял бы профессию.

— Сегодня для многих вы ассоциируетесь с сериалом «Сваты». У вас там сложился замечательный актерский квартет. Легко находили общий язык друг с другом?

— Да, работа шла очень легко. Мы постоянно шутили, балагурили. Режиссер Андрей Яковлев, который еще являлся и продюсером, и автором сценария, позволял нам экспериментировать. Изменять уже написанное. Каждая актерская находка имела отклик. Это и есть настоящее творчество. Все мы работали в полном кайфе. И через экран передалась вся эта веселость, открытость, доброта, какие есть в этом фильме. В нем нет никакой пошлости, которая часто сегодня есть на экране.

— Сейчас у вас в работе много проектов?

— В апреле ожидается продолжение сериала «Сваты». Отснято 16 серий. Сняли пилотный проект новой работы для канала СТС. Посмотрим, что из этого выйдет. Я сейчас пытаюсь переломить режиссерское видение меня только в комедийных проектах. От многих подобных проектов я все чаще отказываюсь, начинаю их страшиться. Только в театре нахожу отдохновение. А в кино хочется сделать нечто более серьезное. Пока этого практически нет.

— Вам самому не хотелось бы попробовать себя в режиссуре?

— Нет. Это совершенно другая профессия, еще более трудная, чем актерская. Я не способен держать в голове столько, сколько нужно иметь в запасе режиссеру. Да и я человек ведомый. От природы не могу одновременно делать сразу два дела. Меня это раздражает. Кто-то испытывает кайф от того, что у него в работе сразу несколько проектов. У меня подобное не получается. И так много времени проводишь в поездах и самолетах, постоянно не высыпаешься. Но это и хорошо, я действительно долго к подобному шел. И теперь грех говорить, что это тяжело. Хотя и тяжело бывает. Но пока есть силы, пока позволяет здоровье, надо полностью отдавать себя любимой и желанной профессии.

  


Наши новости в соцсетях